Чувства

В некотором смысле чувства являются наиболее важным компонентом эмоций. Можем ли мы говорить о переживании эмоции, если отсутствует ее отображение в сознании, специфическое чувство, обозначаемое нами с помощью соответствующего понятия? Не удивительно, что в истории исследования эмоций многие теоретики стремились поставить знак равенства между ними и чувствами. Тем не менее правильнее рассматривать чувство как отображение всех прочих составляющих эмоции. Такая точка зрения приписывает большое значение осознаваемому переживанию всех телесных изменений: кроме того, она включает чувство в общий контекст личной истории индивида, его предпочтений и актуального состояния, вызванного частным событием.

Характеристики чувства

В истории философии чувства описывались в терминах удовольствия и боли, приятности или неприятности, или. говоря языком современной социальной психологии, положительной или отрицательной валентности. На самом деле очень немногие современные социальные психологи считают, что чувство сводится только к валентности (позитивному или негативному аффекту) в отношении людей, объектов или событий. Подобная точка зрения не учитывает основных изменений в нашем понимании чувства, произошедших с конца XIX в. В противовес классической дихотомии приятности — неприятности Вундт предложил трехмерную модель, характеризующую специфическую природу сложных субъективных эмоциональных состояний также с точки зрения их возбуждения — торможения (депрессии) и напряжения — расслабления.

В большинстве современных работ приводятся лишь краткие описания чувств; при этом используются особые «эмоциональные» слова и фотографии с соответствующими выражениями лиц. Бесчисленное количество работ подтверждает. что испытуемые способны установить сходство в словесных описаниях чувств или охарактеризовать их в терминах трех шкал, о которых мы упомянули. Фактические данные в наибольшей степени соответствуют двум из трех шкал Вундта: удовольствию/неудовольствию и возбуждению/депрессии (последняя чаще описывается как «высокий/низкий уровень активации» или «активность/пассивность»). Исследователи не только выделяют эти характеристики чувства в своих работах, но и локализуют словесные обозначения эмоций (или выражения лиц) в определенных точках двумерного пространства независимо от языка и культуры, к которой принадлежат испытуемые. Графическое отображение взаимного расположения эмоционально окрашенных понятий относительно полюсов «позитивности/негативности» (горизонталь) и «активности/пассивности» (вертикаль) дает. Схема составлена на основании суждений испытуемых о сходстве и различии терминов, обозначающих различные эмоции.

Удивительно высокая степень совпадения в расположении словесных ярлыков эмоций (и фото с выражениями лиц) в координатных осях привела к разработке ряда пространственных теорий эмоций. На рис. 6.5 круговой модели Расселла соответствуют серая окружность и слова, составленные из прописных букв этого же цвета. По мнению Рассела, основные эмоции (или. скорее, чувства) естественным образом организованы в виде круга или кругообразной сети в двумерном пространстве. Однако, как видно из рисунка, эмпирические данные, используемые для подтверждения модели, могут быть и артефактом рассудочного выбора терминов, признававшихся испытуемыми «сходными». Если бы в задании использовалось большее количество терминов, заполненным оказалось бы все пространство круга.

Проекция отдельных эмоций на двух- или трехмерную схему — это неизбежное упрощение ситуации. Огромное количество словесных обозначений эмоций, особенно чувств или субъективных переживаний, существующих практически во всех языках мира, показывает, что возможна гораздо более тонкая дифференциация эмоциональных процессов. В зависимости от используемых критериев, в некоторых лингвистических исследованиях обнаружено от 200 до 1000 подобных терминов. Использование словесных ярлыков — это, возможно, лучший способ описания чувств. Если под чувством понимать только осознанное переживание эмоции, возможно, словесные обозначения данного состояния являются наиболее точным доступным нам приемом.

Словесные обозначения чувств

Не удивительно, что словесные обозначения являются одним из наиболее характерных признаков исследований эмоций. В последние годы антропологи при сравнительном исследовании эмоций представителей различных культур в основном опирались именно на этот материал. Как правило, исследователи пытались узнать у информаторов, какие термины сейчас используются в их культуре для описания аффективных состояний. После этого устанавливалась связь между обнаруженными понятиями и терминами, используемыми для обозначения эмоций носителями западных языков.

Было обнаружено, что обитатели острова Таити имеют очень мало слов для обозначения эмоций, сходных с грустью; они предпочитали говорить об «утомлении или усталости» или «отсутствии чувства внутренней энергии». С другой стороны, у них имеется гораздо больший словарь для описания других эмоций, например гнева. Автор исследования сделал вывод, что в различных культурах отдельные эмоции могут по-разному восприниматься или словесно описываться. Аналогичные исследования незападных культур обнаружили большие различия в «эмоциональном словаре» и формах обсуждения различных проявлений эмоций. Многие антропологи пришли к выводу, что эмоции не являются универсальными. Скорее, согласно их точке зрения, эмоции преимущественно определяются специфическими культурными ценностями и способами взаимодействия.

Данные антропологии и исследований изменений в представлении об эмоциях в различные исторические периоды свидетельствуют в пользу социальной обусловленности эмоций. В социальной психологии существует теория социального конструктивизма. Согласно этой теории, эмоции не имеют иной реальности кроме созданной культурой, т.е. они социально сконструированы. Эта точка зрения частично согласуется с представлением о переживании чувства как отражения эмоционального эпизода в целом (оповещение о некоем событии или ситуации, а также о характере ответа). Несомненно также, что культурный контекст, ценности, связанные с событием, и роль индивида в ситуации по-разному влияют на субъективные переживания. Культурные различия в системах ценностей. социальных структурах, навыках взаимодействия и многие другие факторы могут, таким образом, влиять на переживание эмоции и находить свое отражение в культурально-специфических чувствах. Эти различия наиболее заметны в том, что касается словесных обозначений тонких свойств эмоционального опыта; в свою очередь анализ чувств содействует развитию языка.

Однако факт различий в переживаниях и способах их обсуждения не обязательно опровергает представление об общем для представителей различных культур базовом механизме эмоций. Если мы хотим показать, что эмоции социально «сконструированы» и вовсе не универсальны, мы должны будем продемонстрировать существенные различия в процессах оценки ситуаций, экспрессивном поведении, паттернах физиологического реагирования и различии поведенческих намерений у представителей различных культур. Факты же свидетельствуют об обратном. Исследования представителей различных наций обнаружили культуральные различия в описании отдельных чувств, но не в общих проявлениях эмоций как целостных эпизодов. Таким образом, можно сделать вывод, что чувства, выраженные с помощью словесных обозначений, в большей степени подвержены социокультурным влияниям, чем другие компоненты эмоций. И это оправданно, поскольку субъективные переживания отражают как культурный и ситуационный контекст, так и другие компоненты эмоционального процесса.

Эмпирические данные показывают существование эмоционально-специфических выражений лица и особенностей голоса (профилей эмоций). Недавние исследования подтверждают, что существуют по крайней мере пары или группы эмоций, отличающиеся друг от друга по специфическим физиологическим параметрам. Чувства исследуются исключительно через их словесные обозначения (вербальные ярлыки). Многочисленные работы подтверждают, что для обобщенного описания чувств достаточно сравнительно небольшого числа категорий более высокого уровня. Кросскультурные исследования обнаруживают существенные различия в словесных описаниях эмоций; возможно в этом отражается специфика переживания чувств.

Если предположить, что действительно существуют различия в проявлениях эмоций, как можно ответить на вопрос, поставленный в начале главы? Последняя строчка, озаглавленная «современная точка зрения», дает на него один из возможных ответов. Несомненно, механизм эмоций гораздо сложнее, чем его представляли себе авторы более ранних моделей. Основное предположение состоит в следующем: различие эмоций является следствием оценки значимого события и содействует приспособлению к ситуации, причем в процесс адаптации оказываются вовлеченными многие подсистемы организма. Чувства, переживаемые субъектом, являются одним из компонентов эмоции как процесса; они отражают изменения, происходящие в организме, и являются их следствием. Кроме того, чувства являются для индивида «воспринимаемым стимулом», также подвергаются его оценке и могут, в свою очередь, повлиять на суть и динамику эмоционального процесса в целом.